Собаки в русской императорской армии

Собаки до революции В ходе 1-й Мировой войны все воюющие стороны широко применяли собак в качестве четвероногих санитаров, сторожей и связистов. Причины тому были просты: после первых месяцев боевых действий с их маневренными операциями, линии фронта замерли, прикрывшись минными полями и ощетинившись проволочными заграждениями. В этой ситуации разведывательные рейды противника стали ощутимой опасностью. В германской и австро-венгерской армиях для борьбы с этими вылазками начали использовать сторожевых собак: овчарок и ротвейлеров, которые услышав или почуяв людей, приближавшихся к линиям окопов предупреждали об опасности своих проводников, которые и поднимали тревогу. Союзники России по Антанте использовали собак не только для сторожевых целей, но и как связных. Англичане, например, ввели в строй и эрдельтерьеров, и колли, и бассетхаундов.

В русской армии первый опыт использования собак приходится на Юго-Западный фронт, командование которого решило организовать подобную службу в полках передовой линии. Организатором «Школы военных сторожевых и санитарных собак», образованной в апреле 1915 г. во Львове, стал статский советник Лебедев, занимавшийся до этого 6 лет дрессировкой полицейских собак. Однако, начавшееся в мае германо-австрийское наступление заставило эвакуировать школу из Львова в Киев. В Киеве произошла смена руководства школы: 14 августа 1915 г. на должность заведующего был назначен штабс-ротмистр князь Щербатов, который был не только страстным охотником, но и боевым офицером: до этого он почти непрерывно находился на передовой. 9 сентября штат школы был утвержден, тогда же появилось и первое наставление по использованию собак, в котором говорилось: «При надлежащем отношении и хорошем обучении собака может стать незаменимым помощником в секрете на передовой линии, для обнаружения неприятельских разведывательных и подрывных партий, для передачи донесений в случаях порыва телефонной связи под сильным вражеским огнем и для поиска и вытаскивания с поля боя раненых воинов». В штате числились 8 инструкторов и 109 нижних чинов, из которых 50-70 человек обучались обращению с собаками. Численность курсантов зависела от количества имеющихся животных. Как правило, в школу зачислялись грамотные нижние чины из охотничьих команд пехотных и кавалерийских полков, а инструкторами были бывшие унтер-офицеры полиции, эвакуированные из оккупированных губерний, работавшие с собаками. Помимо полицейских собак в школу поступили четвероногие питомцы, которых добровольно передавали хозяева. В сентябре 1916 г. в школе числились 97 собак, из них 37 среднеевропейских овчарок, 21 бельгийская овчарка, 19 эрдельтерьеров, 12 доберманов, 3 гончие и 5 трофейных немецких и австрийских собак, которых обучали поиску своих бывших хозяев. Для этого командование школы неоднократно требовало выделения комплектов трофейного обмундирования.

Уже 23 сентября первые 12 четвероногих выпускников вместе с вожатыми отбыли в 12-й гусарский Ахтырский полк, Кабардинский конный полк, 136-й Таганрогский и 145-й Новочеркасский пехотные полки. С этого момента деятельность школы приобрела более регулярный характер.

Очередные выпуски собак и их вожатых состоялись в январе и марте 1916 г. Их было немного, за период с осени 1915 г. по начало весны 1916 г. всего 86 собак с вожатыми и проводниками были переданы в войска, распределяясь по 35 единиц на полк. Тем не менее, командование фронта и заведующий школой к этому моменту уже активно занимались сбором сведений о боевой службе собак. В основном они были положительными. Так командир 3-го Лейб-гвардии стрелкового полка генерал-майор Усов 17 января 1916 г. сообщал: «Ввиду несомненной пользы, приносимой собаками при несении службы связи, прошу не отказать в присылке во вверенный мне полк шести собак. За истекший период собаки для доставления донесений применялись неоднократно и всегда с успехом и пользой. Ныне же количество собак уменьшилось вследствие потери в боях».

Командир 71-го Белевского пехотного полка полковник Галкин давал следующий отзыв: «Искренне благодарю за присланную собаку «Вольф». Служит и работает прекрасно. Если возможно, хотел бы получить еще одну, поскольку одной для службы маловато». Наконец, из Партизанского отряда 12-й кавалерийской дивизии сообщили, что две собаки «произвели много красивых разведок». Хорошие отзывы пришли также от командования 196го пехотного и Кабардинского конного полков.

Впрочем, бывали случаи, когда войсковые начальники оставались недовольны своими четвероногими подчиненными. Так 26 марта 1916 г. командир 16-го стрелкового полка просил отчислить прибывших в полк в октябре 1915 г. собак, поскольку по его мнению они были непригодны к разведывательной службе. Похожая история случилась и в 4-м Заамурском пограничном пехотном полку, где по донесению командира полка «одна собака оглохла, две, будучи спущены с ошейника, убежали и две плохо несут сторожевую службу, видимо потеряв чутье». В июле были возвращены в школу собаки вместе с вожатыми из 103-го Петрозаводского пехотного полка, прибывшие в марте.

Штабс-ротмистр Щербатов отмечал, что недоразумения нередко происходили из-за нежелания офицеров считаться с мнением инструкторов о порядке применения собак, кроме того, значительный вред работоспособности наносило практиковавшееся в некоторых полках кормление собак остатками солдатской пищи. Разумеется, рацион русского воина был весьма сытным (на передовой солдаты получали фунт мяса в день), но нормальное для человека содержание соли и специй в пище для служебной собаки часто равносильно полной или частичной потере чутья, на которое как раз и жаловались некоторые командиры полков. Кстати, в школе собак кормили преимущественно сырым мясом.

Однако в целом командование дивизий и армий ЮгоЗападного фронта положительно оценивало возможности использования четвероногих воинов, придя к выводу: «Сторожевые собаки, присланные из специальной школы проводников, приносят несомненную пользу» или «ввиду ограниченного числа хороших сторожевых собак в полках армии опыт их применения для целей разведывательной и сторожевой службы мал, но по отзывам строевых начальников они полезны и желательны». За период с осени 1915 г. по май 1916 г. из находившихся на фронте собак убита была всего одна и еще одна ранена.

Эти эксперименты на Юго-Западном фронте заставили Ставку Главковерха задуматься об оснащении собаками всей действующей армии. Из штаба Главковерха была направлена телеграмма, в которой у командующих и начальников штабов армий и корпусов требовался отзыв о пользе применения собак, а также об их желательном количестве в полках. Вскоре Ставка получила рапорта, в которых сообщалось, что по мнению большинства войсковых начальников необходимо организовать полковые команды — по 8 собак в пехотном полку и по 6 — в кавалерийском.

В начале осени 1916 г., когда линия фронта после наступления русских армий стабилизировалась и позиции приобрели свой привычный вид, в школу военных сторожевых и санитарных собак начали поступать многочисленные рапорты от командования полков и дивизий о выделении собак для несения охранной службы. По утвержденным Ставкой штатам войскам фронта были необходимы около 2000 собак, но таким количеством школа просто не располагала, ее вольеры позволяли принять лишь 300350 четвероногих питомцев. Кроме того, перед школой встала проблема комплектования: зимой 1915 г. и весной 1916 г. в ней проходили обучение собаки из полицейских управлений и подаренные хозяевами, но к лету этот источник иссяк, поэтому начальник школы предложил командованию фронта провести реквизицию собак, пригодных к несению военной службы. Впрочем, реквизицией, это можно было назвать лишь условно, поскольку князь Щербатов считал необходимым «реквизировать» недрессированных собак по цене 2545 рублей, а дрессированных — по 60125 рублей. Наиболее соответствующими боевым условиям он считал добермана, эрдельтерьера, ротвейлера и овчарку.

К сожалению, невозможно проследить дальнейшую деятельность школы и ее судьбу, равно как и деятельность питомцев школы до развала русской армии. Вероятно, полки и дивизии Юго-Западного фронта так и не получили необходимого количества собак.

В заключение стоит упомянуть о любопытном проекте господина В.П.Приклонского, предлагавшего использовать собак в качестве движущихся мин. По его замыслу они должны были нести на себе (или везти на тележке) груз взрывчатки для разрушения проволочных заграждений и укреплений полевого типа. Взрыв производил бы находящийся в укрытии проводник. Кроме этого Приклонский планировал снабжать собак минами с часовым механизмом для уничтожения неприятельских штабов и пунктов управления войсками. Против такого использования собак выступил начальник школы князь Щербатов, который считал, что подобные действия, особенно уничтожение штабов крайне затруднительны и не приведут к значительным успехам.





Уголек и Ветерок - герои космоса.

Уголек и Ветерок - космические собаки Все слышали о прославленных собаках-космонавтах Белке и Стрелке. Но мало кто знает о, наверное, самых героических собаках-покорителях космоса, Ветерке и Угольке. До Гагарина в космических полетах участвовало 48 собак, не все они, к сожалению, выжили. Но все же собаки доказали – живой организм может летать в космос. Потом полетел Гагарин. И он, на одном из банкетов, в шутку сказал фразу, которая долгое время не была известна широкой публике: «До сих пор не пойму, кто я — первый человек или последняя собака» Но как оказалось, с полетом человека в космос путешествия собак на орбиту не прервались. 22 февраля 1965 года стартовал биоспутник «Космос-110» с Ветерком и Угольком на борту.
Вот что пишет очевидец событий, Е.Н.Юмашева (Журавлева) в те годы работавшая младшим научным сотрудником Института медико-биологических проблем МЗ СССР:
Шел 1965 год. Институт медико-биологических проблем МЗ СССР работал на перспективу длительных космических полетов. Двухлетнюю программу подготовки и проведения 22-суточного полета собак на биоспутнике "Космос-110" сотрудники лаборатории 29 Б, которую возглавлял кандидат медицинских наук Александр Алексеевич Киселев, выполнили всего за полгода. В лаборатории трудились выпускники Военно-медицинской академии им. С.М.Кирова, 1-го Московского медицинского института им. И.М.Сеченова, 2-го Московского медицинского института им. Н.И.Пирогова и МГУ им. М.В.Ломоносова. В их числе были С.О.Николаев, Г.К.Чижов, Ю.А.Сенкевич, В.И. Корольков. А.Н.Назин, Ю.В.Крейдич, О.Д.Анашкин, В.А.Кондратьева (Лащенова), Н.А.Чельная, М.А.Доценко. И.Н.Котова, Н.В.Медведская, а также обшая любимица И.С.Кондакова (Семека).

Две хирургических бригады оперировали так называемых боевых собак. В результате к запуску на биоспутнике было подготовлено 30 собак, а прооперировано более сотни. Работая одновременно, две бригады производили гастростомию с выводом фистулы (оперировала Л.Колемеева и медсестры Р.Плаксина, Л.Черепкова), пластику левой сонной артерии в кожный лоскут (для фиксации манжеты и измерения артериального давления), вживление электрода в область каротидного синуса, вживление подкожных ЭКГ-электродов и ампутацию хвоста. Этот момент был очень труден в исполнении и доставлял хирургам и наркотизированным животным много беспокойств, но С.О.Николаев и Г.К.Чижов выполняли операции виртуозно. Операции длились от двух до пяти-шести часов, в операционной находился магнитофон, играла тихая музыка. Бывало, за работой пели. Любили русские народные песни особенно "Летят утки".Уголек и Ветерок - космические собаки
В послеоперационный период животным вводили глюкозу, сердечные средства, витамины. антибиотики (бициллин). Большую помощь по содержанию и выхаживанию животных оказали сотрудники вивария (зав. А.А.Чебола).
Трудно поверить, но после таких серьезных вмешательств собаки чувствовали себя вполне здоровыми уже через две-три недели. Один пес на глазах охраны быстро подлез под ворота и в бинтах рванул по Хорошевскому шоссе. Ловили все, кто мог, даже не успели снять халаты. В.И.Корольков настиг беглеца на своем "Москвиче" у булочной в районе станции Беговая.

Затем собак оперировали повторно. Проводилась уникальная операция по вживлению сосудистых катетеров в венозное (нижняя и верхняя полая вена) и артериальное (брюшная аорта) русло для введения фармакологических средств и взятия проб крови. Этот метод впоследствии был запатентован и нашел применение в клинической практике. Также были разработаны отечественные сосудистые катетеры из биологически инертных материалов с антитромбогенными и рентгеноконтрастными свойствами и комплексе с фиксирующими устройствами. Клинические испытания этих катетеров проводились в пяти московских клиниках, в том числе педиатрической и онкологической. Полученные результаты позволили Минздраву СССР рекомендовать катетеры к их производству и применению. Вся проделанная работа находилась под личным контролем министра здравоохранения СССР Б.В.Петровского.
После того, как собаки были полностью подготовлены по медицинской части программы, приступали к не менее ответственному второму этапу подготовки - тренировке на отсидку в контейнере, где им предстояло провести в невесомости более двадцати суток без воды, но с принудительным кормлением через фистулу с помощью автоматического устройства. Эта работа была поручена Г.С.Казанской, которая проявила немало выдумки, чтобы работа закончилась успешно. В итоге к моменту запуска спутника "Космос-110" лаборатория 29Б подготовила практически здоровых собак, чьи лабораторные показатели не отличались от нормы.

В феврале 1966 года собаки уже летели на Байконур в самолете С.П.Королева. Группу из двадцати человек возглавлял Б.Б.Егоров, уже слетавший в космос в октябре 1964 года. Биоспутник "Космос-110" был запущен в конце февраля 1966 года с 31-й Королевской площадки в 1 час 30 минут ночи.
Собаки были переданы на корабль за шесть часов до старта. До того их звали Снежок и Ветерок, но за два часа до старта мы узнали, что Снежка переименовали в Уголька, так как он был темного окраса.

Комментарий DogWeb: По некоторым данным его партнер до полета вообще был известен как Бздунок из-за соответствующих могучих способностей организма. Советской космической собаке такое имя носить не пристало, и кличку подредактировали, хоть все и знали, что это за «ветерок» такой... Пес в некотором роде предопределил судьбу болгарского космонавта Какалова, которого в космос таки пустили, но на всякий случай переименовали в Иванова.

Через 40 минут после вывода ракеты на орбиту по "Голосу Америки" было передано сообщение о том, что в Советском Союзе осуществлен запуск спутника "Космос-110" с находящимися на борту собаками Уголек и Ветерок.
Борис Егоров на свой страх и риск вывел нас на стартовую площадку за 20 минут до старта. Мы находились на расстоянии 400 метров от ракеты в то время, когда все были в бункере. За это ему потом влетело от командования, но мы об этом узнали позже. Зато впечатление от запуска живо до сих пор.

Было очень темно и холодно. Огромная ракета стояла в лучах прожекторов, по ее заиндевелой обшивке струился жидкий кислород. Когда включили зажигание, мы услышали подземный гул и слабое колебание почвы. Это выхлопные газы устремились по отводным желобам, и из-под корпуса ракеты стало появляться яркое пламя оранжевого цвета, слепившее нас по мере подъема ракеты ярче тысячи солнц. Колебания воздуха ощущались на щеках. Нас стало видно, но спрятаться было некуда.

Сильный грохот и оглушительный треск наводили на мысль, что вот-вот "рванет", при этом ракета все время находилась над головой, казалось, что она никогда не улетит. У меня за пазухой сидел котенок - я его потом нашла в левом унте и даже не почувствовала, как он туда провалился.
После запуска было скучно и грустно, все мысли были о собаках, о них, бедненьких...
Приземления ждали чуть ли не каждый день, боялись, как бы что-нибудь не отказало. Из Центра сообщали, что собаки живы, пища поступает ежедневно. Спутник приземлился 17 марта, а в семь часов вечера собаки были уже в ИМБП. Все ликовали. Контейнеры доставили в операционную и стали извлекать собак. Наша радость сменилась чувством боли, когда с собак сняли капроновые костюмы, и мы увидели, что у них нет шерсти - только голая кожа, опрелости и даже пролежни. Собаки не стояли на ногах и были очень слабыми, у обеих были сильное сердцебиение и постоянная жажда.

Собак тщательно промыли дезрастворами, перевязали и повезли на Шаболовку на сеанс "Интервидения" к 22.00. Выход в эфир тогда был прямой. Вел передачу Леонид Золотаревский. Об условиях эксперимента рассказывал Н.Н.Гуровский, по его результатам выступил Б.Б.Егоров, а я и Ю.В.Крейдич олицетворяли исполнителей. Мы делали вид, что собаки стоят самостоятельно. Было очень их жаль, они даже не скулили, а только слизывали слюну друг у друга.

Уголек и Ветерок - космические собаки Через некоторое время собакам удалили желудочные фистулы, они стали есть самостоятельно, а через месяц удалили катетеры, и они бегали по территории института, как обычные дворовые собаки. Впоследствии они дали здоровое потомство и прожили в виварии до конца своих дней.
Уникальный эксперимент на биоспутнике "Космос-110" дал много ценной информации для подготовки первого в мире длительного (18 суток) полета человека в космос. Это был полет А.Г.Николаева и В.И.Севастьянова на корабле "Союз-9".

По окончании полета биоспутника Валентин Филиппович Варламов в 1966 году написал стихотворение, которое посвятил Е.Журавлевой и всем женщинам, участвовавшим в эксперименте на биоспутнике "Космос-110". Ну и конечно собакам.

У девушки прическа модная,
С веселым стуком каблучки,
И собачонка беспородная
Не оторвется от руки.
Она в ладони влажно тычется
Пожалуйста, потормоши,
Ну, приласкай еще, владычица
Натоскававшейся души.
В углу - кабина опустевшая
Космического корабля.
А за окном заиндевевшая
Все так же кружится Земля.
Призеры жирные с медалями
Брезгливо нюхают следы...
Ну хоть медальку, что ли, дали бы
Тебе за долгие труды!
Да ни к чему.
Стоим, всесильные,
Смущенно прячущие взгляд.
Какие сладости обильные
Собачий подвиг наградят?
Бинты болезненные, снежные,
В суровых шрамах голова,
И вся награда - эти нежные
Смешные девичьи слова.
Глаза веселые, раскосые.
Любые беды пустяки.
Какая скука в этом космосе
Без человеческой руки!
А в деревнях за огородами,
Взорвав ночную тишину.
Твои коллеги благородные
Отважно лают на Луну.

Качественные фото Ветерка и Уголька можно посмотреть здесь и здесь. К сожалению разместить эти фото на нашем сайте мы не можем. РИА Новости выставила их на продажу.

В подготовке статьи использованы материалы печатных изданий "Космический альманах" , "НОВОСТИ КОСМОНАВТИКИ" , «Новая газета» и открытых источников сети Интернет.




Верный пес Бобби

О собачьей верности Необыкновенная преданность скай-терьеров стала известна всему миру благодаря английской писательнице Элеонор Аткинсон. Она описала жизнь песика по имени Бобби, лишь немного приукрасив и подсластив эту историю.

Собственно до наших дней дошла не одна, а две истории о Бобби, которые отличаются практически во всем, кроме финала и клички собаки. Которая из них ближе к истине — сейчас установить невозможно, поэтому мы расскажем вам обе, а где правды больше — судите сами.

История первая

Бобби родился в 1856 году в столице Шотландии, Эдинбурге. Это был скай редкой в наши дни разновидности породы — с висячими ушами. Хозяин Бобби, по имени Джон Грей, служил полицейским констеблем.

Скай-терьер и его владелец с большим успехом ловили карманников в окраинных районах Эдинбурга, но в 1858 году Джон Грей умер от туберкулеза, болезни по тем временам чрезвычайно распространенной. Его похоронили на кладбище для бедных под названием «Грейфрайерс». Пес сопровождал гроб до места захоронения и остался жить на могиле, неся бессменную вахту рядом с хозяином в течение еще 14 лет.

Ежедневно Бобби обходил город привычным «полицейским» маршрутом и вновь возвращался на кладбище, отклоняя любые предложения остаться жить у кого-либо.

Однажды Бобби увезли в деревню, расположенную довольно далеко от Эдинбурга, но он сбежал и опять вернулся к кладбищенской ограде. После этого случая бургомистр города сам оплатил лицензию на содержание ская и распорядился надеть на Бобби ошейник с охранной надписью, чтобы собаку никто не счел бродячей и не обидел.

Лишь незадолго до конца своей жизни Бобби согласился жить в доме семьи Трейлс. Именно у них, перед домашним очагом, он и умер в 1872 году в возрасте около 16 лет.

Бобби похоронили на лужайке возле кладбищенской церкви, а вскоре после этого и соорудили на этом месте памятник в виде фонтана-статуи с изображением сидящего ская с висячими ушами. Его спонсором стала баронесса Бурдетт-Коутц, позже открывшая музей породы, расположенный недалеко от кладбища.

История вторая

В 1850 году Джон Грей по прозвищу Старый Джек взял себе щенка, которого назвал Бобби. Бобби вырос и стал помогать Старому Джеку пасти его овец. Каждую неделю они отправлялись на овечий рынок, а когда со стен Эдинбургского замка стреляли из сигнальной пушки (это бывало ровно в час дня), шли в харчевню мистера Трейлса.

Через восемь лет старик потерял работу и отправил Бобби на ферму, откуда взял его щенком. Но пес не мог расстаться с хозяином и вскоре нашел его все в той же харчевне. Старый Джек взял собаку с собой и хотел снова отослать на ферму, но умер. Когда покойника обнаружили, верный Бобби караулил тело. Старика похоронили, а пес каждую ночь ходил на кладбище Грейфрайерс, на могилу своего хозяина. Он сидел бы там и днем, но днем его выгоняли.

Девять лет после смерти Старого Джека мистер Трейл кормил Бобби в своей харчевне. А потом пса забрали как бродячего. Но ему повезло: лорд-профос (шотландский лорд-мэр) оплатил его свободу. На Бобби надели ошейник с надписью: «От лорда-профоса, 1867. Имеет разрешение». В 1872 году Бобби умер и, согласно легенде, его похоронили в могиле Старого Джека. А жители Эдинбурга собрали деньги и поставили верному псу памятник-фонтан.

Непреложная истина наших дней состоит лишь в том, что в Эдинбурге на пересечении Чеймберстрит и Моста Георга IV действительно стоит памятник-фонтан, являющийся одной из достопримечательностей Эдинбурга. Он носит название «Грэйфрайерс Бобби» и его изображение помещено во всех путеводителях по городу. На памятнике высечена надпись: «Скай-терьеру Бобби — самой преданной собаке в мире».

История верного Бобби захватила воображение Уолта Диснея, выпустившего в 1960 году фильм по мотивам книги Элеонор Аткинсон. Кстати, скай-терьер — исполнитель главной роли в этом фильме, был выкуплен у кинокомпании начальником полиции Эдинбурга. Впоследствии, он передал собаку в дар местному детскому дому, где собака прожила еще 18 лет.

Екатерина Васильевна Сенашенко, эксперт FCI, petland.org.ua




Белка и Стрелка

Собаки-космонавты Бе́лка и Стре́лка — собаки, запущенные в космос на советском корабле «Спутник-5», прототипе космического корабля «Восток», и находившиеся там с 19 по 20 августа 1960 года .
Целью эксперимента по запуску животных в космос была проверка эффективности систем жизнеобеспечения в космосе и исследование влияния космического излучения на живые организмы.
Белка и Стрелка — первые живые существа, благополучно вернувшиеся на Землю после орбитального полёта. Через несколько месяцев у Стрелки родились шесть здоровых щенков. Одного из них попросил лично Никита Сергеевич Хрущёв. Он отправил его в подарок Каролин Кеннеди, дочери президента США Джона Кеннеди.
В настоящее время чучела животных находятся в Музее космонавтики Москвы, в районе метро «ВДНХ».


Мультфильмы про знаменитых собак Белку и Стрелку в 2008 году одновременно стали снимать две студии — анимационная Студия Toonbox («Настоящие приключения Белки и Стрелки») и киностудия «Центр национального фильма» (ЦНФ) («Белка и Стрелка. Звёздные собаки»).
Продукция Toonbox — это сериал под названием «Настоящие приключения Белки и Стрелки» (продюсер сериала Павел Мунтян), а на ЦНФ делают полнометражную ленту в 3-D формате, которая будет называться «Белка и Стрелка. Звёздные собаки» (режиссёр ленты - Святослав Ушаков). При этом сюжеты анимационных проектов абсолютно не похожи.
«Настоящие приключения Белки и Стрелки» — это сериал, сделанный в двухмерной анимации, очень похожий на продукцию телеканала Cartoon Network. Проект рассчитан на подростков. Все серии можно бесплатно посмотреть в Интернете. «Звёздные собаки Белка и Стрелка» — это полнометражная лента, которая рассчитана на семейный просмотр; кино про отношения животных и про людей. Главные роли в фильме озвучили Анна Большова (Белка), Елена Яковлева (Стрелка), Евгений Миронов (Лёня) и Сергей Гармаш (Казбек).
Материал из Википедии — свободной энциклопедии




Они проложили дорогу в космос

Собаки-космонавты Дорогу в космос человеку проложили наши "братья меньшие" - собаки. Ценой своих жизней они доказали, что живое существо может находиться в космическом пространстве. Основоположнику космической медицины академику Олегу Георгиевичу Газенко в эти дни исполнилось бы 90 лет.

В середине 50-х годов он входил в секретную группу ученых-медиков, которым Сергей Павлович Королев поручил узнать: опасна ли невесомость и возможен ли полет человека в космос?

"Космическая медицина может гордиться тем, что уровень знаний к моменту полета первого человека был таков, что можно было с медицинской точки зрения гарантировать благополучный полет", - говорил в июне 2007 года Олег Газенко, академик РАН.

Первыми испытателями были обычные дворняжки, они выносливей. Собак подыскивали на улице, причем брали в космический отряд не всех, а с весом не более 6 килограммов и не выше 35 сантиметров. Особое пожелание "киношников" - белый окрас, лучше смотрятся в кадре. А в США дорогу в космос прокладывали обезьяны. Однако наши ученые больше доверяли собакам.

"Что касается обезьян, они все с характером и дрессировке поддаются хуже. Собака более подходящая", - считает Борис Михайлов, начальник отдела испытаний авиационных и космических систем жизнеобеспечения НПП "Звезда".

Для собак шили индивидуальные скафандры, проектировали кабины для полета. Крутили на центрифуге, испытывали в барокамере. Ученые понимали опасность экспериментов. Потому и к испытателям относились трепетно. Взять хотя бы клички, которые давались собакам: Чернушка, Звездочка, Жулька.

"С Жулькой были сердечные отношения, - вспоминал Олег Газенко. - Я помню, как я ее пристраивал в кабинах. Иногда невольно сделаешь ей что-то неудобно, надавишь неприятно, она очень осторожно меня за щеку прикусывала, дескать, будь внимательней, так нехорошо".

Полвека назад состоялся один из главных пусков. Впервые на орбите - живое существо. Полетела всемирно известная Лайка. Мягкая подстилка, два раз в сутки автоматическая подача еды. Места мало, собака могла только лежать. На землю Лайка не вернулась, погибла от перегрева. Зато Белке и Стрелке повезло. В августе 1960 года четвероногие космонавты после суточного полета в космосе благополучно вернулись на Землю. А спустя полгода в космос полетел уже первый человек.

"Олег Георгиевич считал историческими событиями три момента: полет Лайки, полет Белки и Стрелки с их успешным возращением на Землю, и полет первого человека в космос – Юрия Гагарина", - говорит Адиля Котовская, заведующая лабораторией Института медико-биологических проблем РАН.

Здесь, в институте военной медицины Олег Георгиевич начинал работать. Таблички на здании – личное предложение ученого. Вскоре здесь должны были поставить и памятник Лайке. Олег Георгиевич до этого момента не дожил. А он хотел публично попросить прощения у Лайки за то, что отправил ее в полет, зная, что она никогда не вернется.

Ксения Зима "Вести.Ru"



Легендарные собаки-спасатели

Легендарные собаки-спасатели ...По белому безмолвию Аляски тащится уп­ряжка. В нартах неподвижное тело еще живого, но совсем обессилевшего человека. Пурга началась неожиданно. Собаки сбились с пути, разумнее было бы разбить временный бивуак и переждать пургу, но в поселке ждали противодифтерийную сыворотку — маленький ящик, укутанный в оле­ньи шкуры. Трудное дыхание, капли крови от сби­тых лап... Человек долго бежал рядом с нартами. Одна за другой падали на снег собаки, человек пе­ререзал постромки павших и снова гнал упряжку вперед. Он знал, как тяжело и мучительно умирают дети от дифтерии. Но человек изнемог. Рухнул в нарты и застыл хрипло дышавшим комом. А Балт, поджарый вожак, вел упряжку дальше. Он не знал о сыворотке и дифтерии. Он знал, что в нартах лежит хозяин и, может быть, умирает. И вез его к людям. И вывез! История не сохранила имени каю­ра, других собак. Балту же на Аляске поставили па­мятник. Не чутью его фантастическому, помогше­му найти дорогу в пелене пурги, а золотому его сердцу.

***


Специальная группа спасателей сняла со скалы в Альпах овчарку Титуса. Она провела неделю без пищи после того, как обнаружила под снежной ла­виной своего хозяина, альпиниста Даниеля Джориа, и откопала его из-под толщи снега. Альпинист был спасен.

***


Среди самых достойных четвероногих спасате­лей — Аякс, его называют «герой Дахштейна». В го­рах Дахштейна в 1954 году лавина застигла в пути 11 школьников и учителя. В спасательной группе оказалась овчарка с именем древнегреческого ге­роя. Аякс работал 96 (!) часов подряд. Он скреб ког­тями и разрывал слежавшийся снег, пока не свалил­ся от изнеможения. Лапы его были стерты до кости и обморожены. Аякса отнесли в горную хижину, чтобы сделать перевязку. Но пса нельзя было удер­жать под крышей. Он кидался на запертую дверь, скулил, а вырвавшись, стремглав помчался к месту обвала и откопал очередного человека.





Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Copyright MyCorp © 2017
Яндекс цитирования(DOGcatalog.ru) >> Каталог сайтов о собаках Rambler's Top100